Храм Космы и Дамиана римских Храм Космы и Дамиана римских ХРАМ БЕССЕРЕБРЕНИКОВ КОСМЫ И ДАМИАНА РИМСКИХ (В НИИ ОНКОЛОГИИ АМНУ)  


 Меню

 Как нас найти

Нажми для увеличения
Общий план


 Последние новости

* Взирая на жизнь святых
* Всех православных христиан с именинами!
* Дефицит мира
* "Всякое даяние благо и всяк дар совершен свыше есть" /Иакова 1:17/
* О важности правильной веры
* Как отделить правду от лжи
* Жажда
* Болезнь, грех и исцеление
* Общая исповедь
* О труде женщины в храме



 Нужна помощь!

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями

 Паломнические поездки


Паломнические поездки

Паломнические поездки в Почаев

 Друзья

КРФО

 Сегодня

 Церковный день


 Пользователю
Регистрация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня  
Забыли пароль?


 Статьи -> Слово пастыря -> Еп. Николай (Велимирович) Охридский. ЧТО ХРИСТОС ПИСАЛ НА ЗЕМЛЕ?
Статьи >> Слово пастыря >> Еп. Николай (Велимирович) Охридский. ЧТО ХРИСТОС ПИСАЛ НА ЗЕМЛЕ?
  
 

Еп. Николай (Велимирович) Охридский. ЧТО ХРИСТОС ПИСАЛ НА ЗЕМЛЕ?

 

Вниманию благочестивых верующих предлагается исключительное по своему содержанию слово преосвященного епископа Николая Охридского «Что Христос писал на земле?». В нем с необычайной силой показывается Божественная премудрость, любовь и всеведение Господа Иисуса Христа. Это слово важно также для понимания евангельского духа милосердия и всепрощения. Наконец, если мы бываем смущены не только кажущимися, но действительными прегрешениями ближних, это слово показывает, каковы должны быть наши чувства по отношению к ним и каких чувств нельзя допускать, если мы хотим быть истинными христианами.

Однажды благостный Господь сидел перед Иерусалимским храмом и насыщал гладныя души Своим сладчайшим учением. Множество народа собралось вокруг Него (Иоан. 8, 2). О вечной радости говорил Господь народу, о вечной радости праведников в вечном отечестве на небесах. И народ наслаждался Божественными словами. Горечь многих огорченных душ и злоба многих озлобленных исчезала, как снег «од яркими лучами солнца. Кто знает, как долго продолжалось бы это чудное видение мира и любви между небом и землей, если бы не случилось нечто неожиданное. Человеколюбивый Мессия никогда не уставал поучать народ, а благочестивый народ никогда не чувствовал утомления от слушания целительной и чудесной премудрости.
Но случилось нечто устрашающее, дикое и жестокое. Оно пришло, как и теперь чаще всего приходит от книжников и фарисеев .
Что же они сделали? Может быть поймали предводителя разбойников? Ничего подобного. Они насильно привели несчастную грешную женщину, «взятую в прелюбодеянии»; привели с торжествующей похвальбой и оглушительными грубыми восклицаниями. Поставив ее перед Христом, они закричали: «Учитель! Эта женщина взята в прелюбодеянии, а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями. Ты что скажешь?» (Иоан. 8, 5 - 4; Лев. 20,10; Втор. 22, 22). Ты что скажешь?
Так представили дело грешники, обличители чужих грехов и специалисты в сокрытии своих собственных ран. Испуганный народ расступился на две части, давая место своим старейшинам. Некоторые от страха разбежались, потому что Господь говорил о жизни и радости, а эти крикуны вопили об убийстве.
Было бы уместно спросить: почему эти старейшины и блюстители закона сами не побили камнями жену-грешницу? Для чего они привели ее к Иисусу? Закон Моисеев давал им право на это (Лев. 20, 10). Никто бы не возражал. Кто теперь, в наши дни, возстает, когда совершается смертная казнь над каким-нибудь преступником? Почему же еврейские старейшины привели эту жену-грешницу к Господу? Не для того, чтобы получить от него облегчение наказания или помилование. Ни в каком случае не для этого! Они привели ее с продуманным адским планом, чтобы уловить Господа в словах, противных закону, для того, чтобы обвинить и Его. Одним ударом они хотели убить две жизни - и преступной женщины и Христа. «Ты что скажешь?» Зачем они спрашивают Его, когда Моисеев закон ясен? Евангелисты объясняют их намерение следующими словами: «Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его» (Иоан. 8, 6). Они уже не раз поднимали на Него руки, чтобы побить Его камнями, чтобы убить Его, но Он уклонялся. Но сейчас они нашли удобный случай, чтобы осуществить свое желание. И это именно здесь, перед Соломоновым храмом, в котором хранились скрижали закона в качестве завета, именно здесь, перед огромным собранием народа (Иоан. 8, 2) должен был Он; Христос, высказаться против Моисеева закона, и тогда их цель достигнута. Они бы побили камнями и Христа и жену-грешницу. Они даже с большим усердием побили бы камнями Его, чем ее, как после перед Пилатом усерднее просили об освобождении разбойника Вараввы, чем Христа.
Все присутствующие ожидали, что произойдет одно из двух: или Господь по Своему милосердию освободит грешницу, и этим нарушит закон, или же, что Он подтвердит закон, сказавши: «делайте, как написано в законе», и этим нарушит Свою заповедь о прощении и милосердии. В первом случае Он был бы осужден на смерть, а во втором был бы подвержен посмеянию и издевательствам.
Когда искусители задали вопрос: «Ты что скажешь?», наступила мертвая тишина. Тишина среди собравшегося народа. Тишина среди судей грешной женщины. Тишина с затаенным дыханием в душе жены-грешницы. Великая тишина наступает в больших цирках, в которых укротители зверей выводят укрощенных львов и тигров и приказываю им по своему желанию исполнять разные движения, номера и положения. Но перед нами находится не укротитель зверей, а укротитель людей, обязанность значительно труднее первой. Ибо часто гораздо труднее укротить сделавшихся дикими от греха, чем укротить диких от природы. «Ты что скажешь?», еще раз продолжали наступать на него горящия злобой, искаженные лица.
Тогда Законодатель нравственности и человеческого поведения наклонился к земле, заровнял ладонью пыль и «писал перстом на земле» (Иоан. 8, 6). Что же Господь писал на пыли? Евангелист промолчал об этом и не записал. Это было слишком отвратительно и гнусно, чтобы быть записанным в Книге Радости. Но осталось это в Предании, и это было страшно. Господь писал нечто неожиданное и поразительное для старейшин, обвинителей жены-грешницы. Он перстом по земле открывал их тайныя беззакония. Ибо эти ловцы чужих грехов были искусны в сокрытии собственных грехов. Но напрасно скрывать что-нибудь от очей Всевидящаго. М(ешулам) похитил церковныя драгоценности - писал перст Господень на пыли;  А(шер) совершил прелюбодеяние с женой своего брата;  Ш(алум) ложно поклялся; Е(лед) ударил своего отца; А(марих) присвоил имущество вдовы;М(еррари) совершил содомский грех; И(оел) покланялся идолам.
И так подряд писал на пыли страшный перст Праведного Судии. А те, кому это относилось, наклонившись, читали написанное с невыразимым ужасом. Они от страха дрожали. Они не смели посмотреть в глаза один другому. О жене-грешнице они больше не помышляли. Думали только о себе и о своей смерти, которая была написана на пыли. Ни один язык больше не мог повернуться, чтобы произнести этот неприятный и лукавый вопрос: «Ты что скажешь?» Господь не произнес ничего. То, что так грязно, заслуживает только, чтобы быть написанным на грязной пыли. Другая причина, почему Господь писал на пыли, еще большая и чудесная. То, что пишется на пыли, быстро стирается и не остается. Христос не желал, чтобы их грехи разглашались всем и каждому. Если бы Он этого хотел, Он бы их объявил перед всем народом и, обвинив их, довел бы их до побиения камнями, согласно закону. Но Он, незлобивый Агнец Божий, не помышлял о мести или смерти тем, которые готовили Ему тысячу смертей и которые больше хотели Ему смерти, чем себе вечной жизни. Господь хотел только их направить, чтобы думали о себе и своих грехах. Он хотел напомнить им, чтобы, под бременем своих беззаконий они не были строгими судьями чужих беззаконий. Только этого хотел Господь. И когда это было исполнено, пыль снова была заравнена, и написанное исчезло.
После этого великий наш Господь выпрямился и благостно сказал им: «Кто из вас без греха, первый брось в нее камень» (Иоан. 8, 7). Это было подобно тому, как если бы кто-нибудь отобрал оружие от своих врагов, а затем сказал им: «Теперь стреляйте». Недавние гордые судьи жены-грешницы стояли теперь безбрежные, в положении преступников перед Судьей, немые и неподвижные. А благостный Спаситель опять, наклонившись низко, снова что-то писал на земле (Иоан. 8, 8). Что Он теперь писал? Может быть их другая тайныя преступления, чтобы они надолго не открывали своих сомкнутых уст, или же писал, какими должны быть народные старейшины и вожди. Нам не обязательно это знать. Самое важное заключается в том, что Он Своим писанием на пыли достиг трех результатов: во-первых, разбил и уничтожил бурю, которые подняли против Него еврейские старейшины; во-вторых, разбудил умерщвленную совесть в их закоренелых душах - хотя бы на короткое время и, в-третьих, спас грешницу от смерти. Это видно из евангельских слов: «Они же (старейшины), услышавши то, и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоявшая посереди» (Иоан. 8, 9).
Площадь перед Соломоновым Храмом внезапно опустела. На ней не осталось никого, кроме тех двоих, которых старейшины обрекли на смерть - грешницы и Безгрешнаго. Женщина стояла, а Он еще оставался низко склоненным к земле. Вокруг мертвая тишина. Внезапно Господь снова выпрямился, посмотрел вокруг Себя и, не видя никого кроме женщины, сказал ей: «Женщина! Где твои обвинители? Никто не осудил тебя?» Господь знал, что ее никто не осудил, но этим вопросом хотел ободрить женщину, чтобы она лучше услышала и поняла то, что Он ей скажет. Он поступил как искусный врач, который сначала ободрить больного, а затем дать ему лекарство. «Никто не осудил тебя?» Женщине вернулась способность говорить, и она ответила: «Никто, Господи!» Эти слова произнесло то несчастное создание, которое перед тем не имело надежды, что вообще когда-нибудь сможет произнести слово, создание, которое вероятно, впервые в жизни ощутило веяние истинной радости.
Наконец, благостный Господь сказал женщине: «И Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (Иоан. 8, 10 - 11). Когда волки отстают от своей жертвы, тогда, конечно, и пастырь не пожелает смерти своей овце. Но необходимо знать, что Христово неосуждение означает Много больше, чем человеческое неосуждение. Когда люди не осуждают тебя за твой грех, это означает, что они не присуждают наказания за грех; но оставляют твой грех с тобой и в тебе. Когда же Бог не осуждает, это означает, что Он прощает твой грех, извлекает его из тебя, как гной, и делает твою душу чистой. Поэтому Христовы слова: «И Я не осуждаю тебя» означают то же, что и слова: «Прощаются тебе грехи твои», иди, дочь, «и впредь не греши».
Какая несказанная радость! Какая радость от истины, ибо Господь открыл истину заблудившимся. Какая радость от правды, ибо Господь сотворил правду. Какая радость от милости, ибо Господь показал милость. Какая радость от жизни, ибо Господь сохранил жизнь. Это есть Евангелие Христово (греческое слово), что означает Благовестие. Это радостная весть, наука о радости, это одна страница из Книги Радости.
 

 
16.08.09 20:36 by Alla


Все категории :: Последние статьи