Храм Космы и Дамиана римских Храм Космы и Дамиана римских ХРАМ БЕССЕРЕБРЕНИКОВ КОСМЫ И ДАМИАНА РИМСКИХ (В НИИ ОНКОЛОГИИ АМНУ)  


 Меню

 Как нас найти

Нажми для увеличения
Общий план


 Последние новости

* Быть соработниками Богу
* С Праздником Покрова Пресвятой Богородицы!
* Быть реалистами
* С Днем памяти игумена Радонежского, всея России чудотворца!
* Главная проблема
* Молебен в Киевском городском доме ребенка имени Городетского
* Труднопроизносимое слово
* Остановиться на полпути
* Жить не по законам мира
* С Успением Пресвятой Владычицы Богородицы!



 Нужна помощь!

Украинская Открытая Ассоциация Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями

 Паломнические поездки


Паломнические поездки

Паломнические поездки в Почаев

 Друзья

КРФО

 Сегодня

 Церковный день


 Пользователю
Регистрация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня  
Забыли пароль?


 
  
 

 О СЛУЖЕНИИ БОЛЬНЫМ

   Больным угождай, главное для того, чтоы чрез это приобрести милосердие, как я часто говорил; притом же, когда и ты заболеешь, то Бог воздвигнет человека, который послужит тебе; ибо Он сказал: в нюже меру мерите, возмерится вам (Мф. 7, 2).
 
   Иной служит больному, но служит для того, чтобы иметь награду; это также неразумно. И потому если с ним случится что-либо скорбное, то это легко удаляет его от сего доброго дела, и он не достигает конца его, потому что делает оное неразумно. А разумно служащий служит для того, чтобы приобрести милостивое сердце, чтобы приобрести чувство сострадания: ибо кто имеет такую цель, тот, что бы ни случилось с ним, скорбь ли извне, или сам больной помалодушествует против него, он без смущения переносит все это, взирая на свою цель и зная, что более больной благотворит ему, нежели он больному. Поверьте, что кто разумно служит больным, тот освобождается и от страстей, и от браней. Я знаю брата, который терпел брань от нечистых помыслов и освободился от нее тем, что разумно служил больному, страдавшему водяною болезнью. Св. Авва Дорофей
   Однажды Авва Агафон на улице города нашел странника; старец, продав свое рукоделье, нанял хижину для больного и оставался при нем четыре месяца до выздоровления странника.
 

Житие преподобного отца нашего Пимена
Многоболезненного. Память 7 августа
(20-го августа по новому стилю)

   Приступая к повествованию о блаженном Пимене, заметим, что здесь мы познакомимся с великими его страданиями и узнаем о примере безропотного перенесения недугов и научимся, как переносить доблестно, с благодарением, болезни телесные и как в немощи совершается сила Божия.
   Блаженный Пимен родился на свет больным, больным он и вырос. Но сия телесная болезнь не дала в нем места болезни душевной. Он был чист от всякого порока и от утробы матери не знал скверного греха. Много раз молил он родителей своих отдать его в монастырь, где бы он мог принять пострижение в иноческий образ; но чадолюбивые родители не хотели расставаться с сыном. Они желали иметь его наследником по смерти своей и потому отказывались исполнить его просьбу. Однажды тяжко занемог блаженный. Казалось, что он уже был близок к смерти; все отчаялись в его жизни. Тогда, понужденные несчастием, родители принесли сына в Печерский монастырь и стали просить преподобных отцов молиться о болящем, чтобы Господь исцелил его от недуга. Преподобные же отцы те, несмотря на продолжительную и усердную молитву, не могли оказать ни малейшей пользы болящему, ибо молитва его преодолела молитвы всех. Сам болящий не просил себе здоровья у Господа, но, напротив, молился о продолжении болезни, зная, что если он был бы здрав, то родители взяли бы его из монастыря и лишили осуществления заветного желания. Так как отец и мать были здесь и не давали возможности сыну принять пострижение, то блаженный впал в великую печаль и прилежно начал молиться Богу об исполнении желания своего, и вот в одну ночь, когда слуги и родители его спали, вошли к нему светлые ангелы, одни в образе прекрасных юношей, другие в образе игумена и братии, неся в руках свечи, Евангелие, власяницу, мантию, куколь и все, что необходимо для пострижения, и сказали ему: «Желаешь ли, чтобы мы постригли тебя?» Блаженный же с радостью отвечал: «Ей! хочу! Бог послал вас, Господие мои; молю, исполните желание сердца моего». Тогда они начали предлагать вопросы, совершая все по порядку, как пишется в уставе иноческого пострижения. Итак, постригли его в великий ангельский образ, облекли в мантию и куколь, нарекли его Пименом. Вручив же ему, по обычаю, свечу горящую, сказали: «Сорок дней и ночей пусть не угасает свеча эта». Вместе с тем они предсказали ему всегдашнее страдание от телесных болезней, заметив при этом, что получение здравия будет знамением наступления смерти. Совершивши все это, они лобзали его и ушли в церковь, взяв власы его в убрус, который положили на гроб преподобного Феодосия.
   Братия же, находящаяся вблизи в келлиях своих, услышав глас пения, разбудила прочих, полагая, что игумен с некоторыми постригает болящего или что болящий уже преставился, и поэтому все вместе пришли в ту келлию, где лежал блаженный. Но, придя, нашли тут всех спящими; отец, мать и слуги также спали. Между тем, всюду распространялось благоухание; болящий, находясь в бодрственном состоянии, был исполнен радости и веселия и облечен в иноческую одежду. Братия тогда с удивлением спросили болящего: «От кого, брате, принял ты пострижение? и что за пение слышали мы здесь, коего, однако, родители, бывшие у одра твоего, не слышали?» Больной отвечал: «Думаю, что игумен, придя с братиею, постриг меня и назвал Пименом; те-то и песнопения совершали, что вы слышали, и свечу, которую вы теперь видите, дали мне, сказав при этом, что она будет гореть непрестанно в продолжение 40 дней и ночей. Власы же мои взяли они в убрус и отправились с ними в церковь». Слыша это, братия тотчас отправилась к церкви. Церковь оказалась запертой. Тогда разбудили пономарей и спросили их: не входил ли кто в церковь после повечерней молитвы? Они отвечали, что никто не входил, так как и ключи спрятаны у эклисиарха. Разбудили и эклисиарха: тот взял ключи, которых не давал никому, и пошел в церковь, и вот на гробе преподобного Феодосия нашли власы, лежащие в убрусе. Тогда рассказали обо всем этом игумену. Игумен же, весьма удивившись, начал искать тщательно, кто бы мог постричь сего блаженного Пимена, но не находил такового. И всем стало понятно, что это совершилось по промыслу и воле Божией свыше, чрез святых ангелов Господних. Игумен с братией рассуждали, можно ли вменить то пострижение блаженного во уставное пострижение? Но так как имели свидетельство, именно власы, найденные на гробе преподобного Феодосия и чудесно сюда перенесенные, а также свечу, неугасаемо горящую в продолжение сорока дней; взирая на все это, игумен с братиею признали излишним творить над преподобным свое пострижение, но только сказали: «Довольно, брат Пимен, тебе; ты от Самого Бога получил иноческий образ и нареченное имя. Но только скажи нам (спрашивал его игумен, придя с книгами пострижения): каковы были постригшие тебя? и не оставили ли чего-нибудь написанного в книгах этих?» Блаженный же Пимен сказал игумену: «Почто меня искушаешь, отче! Ты сам, со своею братиею, придя сюда, совершил надо мною все, что написано в книгах этих. При этом сказал мне еще и то, что во всю жизнь мне предстоит пребывать в болезни, и что здравие, дабы я мог своими руками понести свой одр, будет подано мне пред исходом моим. И теперь прошу, моли о мне, отче святый, да подаст мне Господь терпение». Слыша это, все оставили его с миром. Блаженный же Пимен, согласно пророчеству постригших его, много лет лежал в тяжкой и весьма мерзкой болезни, так что прислуживавшие ему гнушались, неоднократно оставляя его без пищи и пития в продолжение двух и даже трех дней. Он же с радостию все терпел и благодарил о всем Бога.
   Случилось некогда, что один больной был принесен в монастырь Печерский и пострижен. Братия же, заботящаяся о служении больным, взяла и этого и принесла к блаженному Пимену, чтобы служить обоим вместе; но часто службой этой пренебрегала, оставляя забытыми обоих болящих; они изнемогали от жажды. Тогда блаженный Пимен сказал другому болящему: «Брат! Так как прислуживающие нами гнушаются, то хотел ли бы ты быть на службе этой, если бы восставил тебя Господь?» Больной обещал блаженному, что он будет до смерти своей усердно служить болящим. Блаженный Пимен сказал ему: «Вот, Господь отнимает болезнь твою от тебя и, сделавшись здравым, исполни обещание твое, служа мне и подобным мне. На нерадивых же о таковом служении Господь наведет болезнь лютую, чтобы они, наказанные так, получили спасение». Больной тотчас поднялся совершенно здравым и начал служить преподобному Пимену, а прежние его прислужники, гнушавшиеся своего дела — служения больным, были объяты недугом, по слову блаженного. Исцелившийся от недуга брат служил усердно, но, побыв немного в таковом деле, и он уклонился от Пимена вследствие мерзкой болезни блаженного и оставил его без хлеба и воды. Удалившись же, лег в одной храмине для отдыха. И вот внезапно поразил его огненный недуг и, не в силах будучи встать и стерпеть трехдневной жажды, он начал кричать: «Спасите меня, ради Господа, ибо умираю от жажды». Братия, услышавши крик, пришла к нему и, видя его, одержимого лютым недугом, сообщила об этом блаженному Пимену, говоря: «Брат, служивший тебе, умирает». Блаженный же Пимен сказал: «Еже, аще сеет человек, то и пожнет» (Гал. 6, 7). Так как оставил меня без пищи и пития, то и сам восприял это, солгавши Богу и презрев слабость мою. Но так как мы научены от Господа не воздавать зла за зло, то пойдите и скажите: «Пимен зовет тебя; вставай и иди». Когда пришедшие произнесли это больному, он почувствовал себя здравым и, вставши, сам пришел к блаженному. Блаженный увещевал его, говоря: «Маловерный! Вот ты теперь здоров; смотри, не согрешай больше. Не знаешь ли, что равную мзду иметь будут — болящий и служащий ему, ибо терпение убогих не погибнет до конца; но, получая здесь скорбь и тугу, они будут иметь радость и веселие там, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная. Ради этого, брате, я и терплю сие. Бог же, Который тебя исцелил, по моей молитве, от недуга твоего, тот может и меня восставить от одра сего и исцелить болезнь мою. Но сам я не хочу этого, ибо — претерпевый до конца, сказал Господь, той спасен будет (Мф. 10, 22). Лучше в жизни этой я сгнию весь, зато в будущей плоть моя будет без истления. Здесь потерплю смрад, зато там исполнюся неизреченного благоухания. Добро, брат, и великое счастье предстоять в светлом, чистом и пресвятом месте в церкви, где невидимо с ангельскими силами воссылается песнь Богу, ибо церковь — небо земное нарицается, и стоящие в ней как бы на небеси предстоят. И что значит эта темная и смрадная храмина, не прежде ли это суда — суд и прежде бесконечные муки — мука. Но кто с благодарением и покорностью терпит здесь, тот достойно может сказать: терпя потерпе Господа, и внят ми (Пс. 39, 2). Утешая таковых, и апостол говорит: аще наказания терпите, яко сыновом обретается вам Бог, аще ли без наказания есте (Евр. 12, 7), убо прелюбодейчище есте, а не сынове. Увещевает нас, братие, к перенесению страдания и Господь, говоря: в терпении вашем стяжите души ваши. Наставленный таковым увещанием блаженного, брат был глубоко тронут и с тех пор неотступно служил святому Пимену. Доблестный же страдалец и достойный подражатель праведного Иова, воссылая непрестанные благодарения Богу, лежал, одержимый страданиями своими, в продолжение двадцати лет. Но вот приспел час и время преставления преподобного. Во святом Печерском монастыре явилось знамение. Ночью над трапезною показалось вдруг три огненных столпа и отсюда простирались они вверх по направлению к церкви. Бог весть, о чем говорило сие дивное знамение! Но истинно то, что Бог, в Троице прославляемый, творяй ангелы своя духи, и слуги своя пламень огненный, уже прислал ангелов Своих за душой Многоболезненного Пимена, ибо в тот день страдалец Пимен внезапно почувствовал себя здоровым и узнал час исхода своего, как предсказали ему постригшие его. Восставши от одра своего, преподобный обошел все келлии, поклонился всем и простился с братиею смиренно. Болящим же братиям сказал: «Друзья мои и братия! встаньте и проводите меня», — и тотчас, по слову преподобного, болезни их исчезли, и, встав на ноги свои здравыми, они пошли со своим благодетелем. Он же, войдя в церковь, причастился Божественных тайн, и после этого, взявши погребальный одр, без постороннего указания пути понес его к пещере, в коей никогда не был и которую не видел от рождения своего. Войдя в пещеру, он поклонился гробу преподобного Антония и показал место, где желал быть положен. Затем преподобный на время замолчал и потом, обратившись к братии, торжественно сказал: «Вот, братие, пришли теперь постригшие меня, чтобы взять меня с собою», и вслед за этими словами возлег на одр и успе о Господе. Братия же с великою честию положила его на показанном месте в пеще¬ре и восхвалила Господа, дивного во святых Своих. Ему же слава, честь и держава подобает ныне и присно и во веки веков. Аминь.
 
Д.А. Авдеев
18.02.11 13:52 by olga